Added by on 2015-04-08

Девальвация рубля — мнимая и настоящая

В среду 30 декабря 2015 года, согласно данным ЦБ РФ официальный курс евро составил 79,54 рубля, а курс американского доллара увеличился до 72,5 рублей. Это уже в который раз возродило ажиотаж как около самого курса русском валюты, так и прогнозов на его будущее в грядущем году.

Как водится, все котировки неразрывно сопровождаются сетованиями по поводу динамики нефтяных стоимостей как основной обстоятельства трансформации направления курсовых графиков. Но приходится признать, что совершенно верно то же самое мы уже видели в конце прошлого года, в то время, когда важные и не весьма аналитики пророчили самые различные картины, от резкого роста русском экономики к сияющим высотам, до фатального ее падения в чёрную пучину кризиса с выходом рубля на отметку выше 120 а также 150 рублей за американский доллар. Заканчивающийся год разрешает сравнить эти прогнозы с действительностью и постараться осознать, что совпало, что нет, и из-за чего.

Про нефти и дружбу рубля

Сейчас уже нельзя сказать, кто первым открыл это «правило», но в течении последовательности прошлых лет набирала популярность формула, основанная на убеждении, что баррель нефти стоит 3600 рублей. В случае если поделить это волшебное число на текущую котировку нефти, то в следствии получался курс обмена рубля к доллару США.

На первый взгляд, казалось, что рыночная статистика указанному «правилу» достаточно строго соответствует, так что к декабрю 2014 года оно начало преподноситься как абсолютный базисный императив. Фактически, как раз исходя из этого сейчас и говорят про нефть любой раз, в то время, когда пробуют дать ответ на обстоятельство того либо иного трансформации курса рубля.

Но вот уже пара месяцев делается все очевиднее, что «правило» больше не работает. Если оно трудилось по большому счету когда-нибудь. Не начнём вспоминать о том, что по нему курс рубля «получался», лишь в случае если применять котировку на баррель нефти марки Brent, хоть и являющейся стандартом на рынке, но отнюдь не единственным. Случайное совпадение цифр не выяснилось правилом по совсем второй причине.

Дабы это осознать, необходимо задуматься над тем, что такое обменный курс и откуда берутся те доллары США, на каковые изменяется рубль.

В случае если наблюдать весьма условно, то надобность поменять рубли на доллары США (шире — на любую валюту) появляется тогда, в то время, когда нам необходимо купить зарубежный товар либо услугу, номинированные в долларах. В то время, когда рублей предлагается больше, чем имеется американских долларов, курс американского доллара растет. Но какое количество долларов имеется?

Бытующее сейчас вывод о тотальной зависимости рубля от нефтегазового экспорта достаточно заметно не соответствует действительности. Согласно данным Банка России за январь–октябрь 2015 года, совокупный внешнеторговый оборот составил 448,1 миллиардов долларов (а также экспорт — 284,2 млрд, импорт —160,9 млрд.). Часть топливно-энергетических товаров обеспечила 64% экспортной выручки. Из них 26,6% приходится на нефть и 12,2% — на газ.

Другое дают уголь, горючие сланцы, другие энергетические ископаемые, к примеру, торф, и экспорт электричества.

Из этого направляться несложной и наглядный вывод. газ и Нефть приносят в экономику значительную долю валюты, но никак не смогут являться единственным причиной, определяющим курс рубля. По многим причинам мир ожидает продолжительный, минимум до конца 2016 года, период «недорогой нефти». Средняя удельная стоиость барреля имеет все шансы упасть до 35, в противном случае кроме того и до 30 американских долларов, но на будущем курсе рубля это скажется уже не столь без шуток.

Все, что нефть с ним имела возможность сделать, она уже сделала. Дальше будут трудиться другие факторы.

Про отток и приток капиталов

Стоит отыскать в памяти, что вызвало обвал курса рубля во второй половине 2014 года. в течении 2009–2013 годов русский экономика выстраивала механизм, что функционировал за счет перебрасывания в Россию недорогих зарубежных кредитов. Заявленные ЕС и США санкции доступ к ним мгновенно перекрыли, а потребность в валюте осталась: как для оплаты импорта, так и для погашения накопленных долгов, возврат многих из которых сначала планировался через перекредитование.

Не имея вторых источников получения валюты, русский экономика бросилась брать ее на свободном рынке, чем создала большое превышение предложения рублей над количеством имевшихся в том месте долларов. Курс, конечно, упал.

Так вот, в случае если сопоставить два графика — количество выплат по внешним национальным и частным долгам и график курса рубля, скажем к американскому доллару — то кидается в глаза необычная схожесть их направления и динамики.

В январе 2015 года России потребовалось выплатить приблизительно 19,3 миллиардов долларов внешних долгов (9,7 млрд — национальных и 9,6 млрд — корпоративных). Курс рубля к доллару вырос с 52 до 67. Тут сказались две обстоятельства.

Денежный блок правительства, в первую очередь, ЦБ экстренно задравший учетную ставку до 17% годовых, еще лишь разрабатывал меры по борьбе с кризисом, чем сохранил на рынке недостаток валюты. А хозяйствующие субъекты, включая страну, были вынуждены деятельно накапливать всю свободную валюту для обеспечения грядущей в феврале выплаты огромной суммы долгов, — 37,3 млрд, одной из трех пиковых выплат, пришедшихся на целый 2015 год.

Последующие три месяца суммы долговых выплат уменьшались: март — 27,2 млрд, апрель — 12,8 млрд, май — 10,1 миллиардов долларов. Вместе с ними негромко полз вниз и курс американского доллара, к третьей декаде мая скатившийся до 50 рублей. Но в июне требовалось выплатить $20,8 млрд, и это опять создало давление на курс, что начал расти.

В июне он подскочил до 56, а в июле забрал высоту в 60 рублей за американский доллар.

Обстоятельство несложна, как перпендикуляр. Кроме 15,6 млрд в июле и 19,5 млрд в августе, российской экономике в сентябре предстоял второй пик долговых платежей общей стоимостью 32,99 млрд. Всемирный санкции и экономический кризис достаточно очень плохо сказывались на торговле, причем не только российской. Рушились отлаженные связи, стопорились отстроенные механизмы.

С мая по финиш августа сальдо торгового баланса страны, хоть и оставалось хорошим, но снизилось с 15 до 8,9 миллиардов долларов. Мер, предпринятых ЦБ для компенсирования образующегося на рынке недостатка валюты, выяснилось не хватает. Львиная часть свободной валюты уходила

в запасы к грядущим платежам.

Дальше, в октябре (17,3 млрд) и ноябре ($17,7 млрд), платить требовалось довольно мало, так что по окончании сентябрьского пика курс рубля к доллару снова опустился с пиковых 70+ в августе до 65 в октябре. А позже снова пополз вверх, к нынешним 72+. Обстоятельство — декабрьские долговые выплаты в количестве 48,7 миллиардов долларов.

Словом, дабы сказать о возможностях курса рубля на ближайшее будущее, стоит наблюдать не на прогнозы нефтяных стоимостей, каковые уже давно берутся чуть ли не с потолка, а на график грядущих выплат Россией национальных и корпоративных долгов в зарубежной валюте на 2016 год. Выглядит он следующим образом: январь — 11,4 млрд, февраль — 15,1 млрд, март — $14,9 млрд.

Больше — $18,6 млрд предстоит выплатить в апреле, и по окончании майских $13,3 млрд следующий значительный пик — $27,3 млрд — ожидается лишь в июне 2016 года. Так, имеется все основания ожидать в первом полугодии значительного отката курса рубля к уровням 65 — 63, а, быть может, и около 60 рублей за американский доллар.

Само собой разумеется, на курс рубля влияет множество вторых серьёзных факторов, не все из которых являются рыночными, в противном случае и, по большому счету, сейчас как-либо совершенно верно прогнозируемыми. К примеру, война войной, но большой зарубежный инвестиционный капитал все больше разглядывает Россию в качестве очень перспективного рынка для вложений. Главным трендом финиша 2014 — первого полугодия 2015 года являлся вывод зарубежных капиталов из России.

Мировой банк кроме того прогнозировал размер оттока не меньше 113 млрд за год. Но смена направления перемещения мировых денег начала ощущаться уже летом. Согласно данным Банка России, не смотря на то, что в целом за 9 месяцев 2015 года баланс остался отрицательным (чистый оттекание составил 45 миллиардов долларов), но за III квартал в Россию было инвестировано на 5,3 млрд больше, чем из нее вывезено.

Итоговых цифр по году еще нет, но уже разумеется, что прогноз Мирового банка очевидно не оправдается, а возрастающий входящий поток валюты увеличит ее «вольный» количество на рынке. Данный фактор способен толкнуть курс рубля и ниже 60. Второй вопрос, что подобные инвестиции носят в основном спекулятивный темперамент, соответственно, при очередном витке всемирный нестабильности (а он неизбежен) положенные в Россию деньги будут из нее отозваны — и в очередной раз обрушат рубль.

Экономика сообщающихся сосудов

Но тут необходимо понимать, что Российская Федерация вовсе не есть механизмом, изолированным от другой глобальной экономики. А в ней отмечается глобальный кризис перепроизводства, осложненный исчерпанием пригодных к завоеванию новых свободных рынков и ухудшением геополитической борьбе между мировыми центрами силы. Эхо политических и экономических неприятностей в других регионах и странах по совокупности сообщающихся сосудов докатывается и до России.

Самым свежим тому примером можно считать ухудшение российско-турецких взаимоотношений. В случае если еще в декабре 2014 года в полной мере настоящими смотрелись замыслы выхода на количество двусторонней торговли в 100 миллиардов долларов к 2020 году, то на данный момент прекрасно, в случае если удастся сохранить 40 млрд за 2016-й.

Но, сложно на данный момент всем. К примеру, наибольший производитель мира — Китай — в течении 2015 года три раза производил перерасмотрение курс собственной валюты. 14 декабря Народный банк Китая понизил курс юаня еще на 137 базовых пунктов, до 6,4495 юаня за американский доллар, а ведь еще в первой половине года он составлял 6,2 юаня.

Как и в Российской Федерации, таковой ход стимулирует экспорт, но удорожает импорт. Рост настоящего курса доллар-юань на 1%, как говорит начальник аналитического департамента компании «Управление сбережениями» Александр Потавин, повышает количество китайского экспорта на такую же величину, а он в целом образовывает приблизительно 180–200 млрд в месяц. Но платой за это делается растущий оттекание капиталов из страны.

Как отмечалось в докладе Минфина США, за первые восемь месяцев 2015 года из Китая было выведено 500 млрд. Из них 141 млрд — лишь в августе. Так что это можно считать той ценой, которую Пекин уже заплатил за трансформацию курса собственной валюты.

На 53% (с 0,78 до 1,55 за американский доллар) ослаб азербайджанский манат. В последних числах Августа, по окончании перехода на плавающий обменный курс к американскому доллару на 28% снизился в цене казахский тенге. В целом девальвации подверглось большая часть валют государств-экспортеров нефти. К примеру, норвежская крона — на 29%, алжирский динар — на 27%, нигерийская найра — на 20%. На 6% поплыл кроме того курс кувейтского динара.

Но это позвано пара иными обстоятельствами, чем в Российской Федерации.

У перечисленных государств зависимость доходов бюджета от нефтегазовой выручки вправду есть критичной. Потому резкое снижение цены барреля сократило валютные поступления до очень низкого уровня, затронувшего их денежную базу. Так, правитель Кувейта шейх Сабах аль-Ахмед ас-Сабах еще 27 октября 2015 года объявил, что доходы страны уменьшились на 60%, и распорядился безотлагательно сократить госрасходы.

Не смотря на то, что они снабжают 3/4 ВВП и 84% занятости страны.

Это вовсе не означает, что неприятность коснулась лишь нефтяных экономик. На 30% к доллару снизился в цене аргентинский песо, на 22% — египетский фунт, на 25% — турецкая лира. Так что практически отмечается значительная разбалансировка всей денежной совокупности планеты.

А так как в течении минимум последних пятнадцати лет процесс глобализации тесно привязывал экономики различных государств друг к другу, то в следствии их неприятности прекратили быть вопросом лишь двусторонней торговли. Падение экспорта источников энергии, скажем, у Норвегии, свидетельствует понижение закупок норвежцами, к примеру, машин и бытовой техники, каковые составляют ответственную статью экспортного дохода Германии. Которая, со своей стороны, есть импортером, допустим, газа ГазПрома, выручка от продажи которого является источником финансирования, к примеру, строительства Росатомом АЭС «Куданкулам» в Индии, благодаря электричеству которой предполагается обеспечить рост индустрии данной страны.

Аналогичных цепочек в мире сейчас насчитывается очень много. Начавшийся вал девальваций для них по последствиям весьма похож на землетрясение. Что именно и не разрешает свести вопрос курсообразования лишь к одному параметру — цене барреля нефти.

И это прекрасно для нас.

Источник: oko-planet.su

ДЕВАЛЬВАЦИЯ РУБЛЯ НЕИЗБЕЖНА в 2017 будет хуже !!!

Увлекательные записи:

Подборка статей, которая Вас должна заинтересовать:

Comments are closed.