Added by on 2015-04-27

Фонд в сми

Знакомьтесь – новый персональный кабинет!

Вход в текущую версию личного кабинета

Коммерсантъ, Москва, 18 декабря 2015

АКЦИОНЕРЫ НА ПОЛНОМ ПЕНСИОНЕ

Для негосударственных пенсионных фондов (НПФ) 2015 год стал переломным. Новая действительность в виде вступления и акционирования в совокупность гарантирования пенсионных накоплений обернулась первой волной больших провалов и заложила основание для предстоящей консолидации. Но пенсионные различные нововведения и манёвры правительства, каковые вступят в силу в 2016 году, поставили НПФ в тяжёлые условия.

Выход они видят в новых способах конкурентной борьбы и развитии негосударственного пенсионного обеспечения, но и тут уповают на государственную поддержку.

Новый год неумолимо приближается, а у НПФ нет ясности в отношении собственной участи. С одной стороны, поставлена точка в вопросе о заморозке пенсионных накоплений на 2016 год. На этой неделе президент Владимир Владимирович Путин подписал соответствующий закон. Иначе, вопрос, станет ли 2015 год последним для выбора пенсионного обеспечения, остается без ответа.

Сейчас имеется два варианта: предложение Министерства финансов о продлении права на пять мнение и лёт Минтруда, что ничего поменять не нужно. Согласно данным Ъ, точка в межведомственной дискуссии будет поставлена 21 декабря на заседании в правительстве.

Смена правил игры

За 23 года существования НПФ много раз переживали падения и взлёты. На начальной стадии фонды занимались только корпоративными программами. Как раз тогда фондам, говорит президент Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов (НАПФ) Константин Угрюмов, удалось привлечь 8 млн клиентов. Но во второй половине 90-ых годов двадцатого века из-за кризиса рынок начал сужаться.

В 2002 году НПФ взяли презент от правительства: юные россияне взяли право на накопительную часть пенсии, которую возможно было передать под управление частным структурам.

Но, для развития денежного рынка, на что сохраняли надежду власти, пенсионные деньги важным подспорьем не стали. А ближе к концу 2013 года, что исходно был заявлен последним для выбора пенсионного обеспечения, многие кэптивные фонды решили вовсе отказаться от ОПС, выделили бизнес и реализовали его. Клиентами выступили по большей части денежные либо банковские группы (Открытие, Алор, О1, Бин), каковые усмотрели в пенсионных накоплениях возможность эргономичного и недорогого фондирования.

Но и эта тенденция не стала долговременной. На протяжении испытаний при вступлении в совокупность гарантирования Национальный банк насторожили такие родственные отношения. В итоге регулятор снизил нормативы для инвестирования пенсионных накоплений в связанные проекты до 25%.

Впереди еще большее ужесточение, заявил сравнительно не так давно первый заместитель председателя ЦБ Сергей Швецов. В частности, ЦБ весьма не нравится, что многие акционеры применяют пенсионные накопления для вложений в личные проекты, исходя из этого регулятор формирует схему, которая разрешала бы осознавать, есть проект аффилированным либо нет. С учетом заморозки окончания права выбора это делает совокупность ОПС не таковой привлекательной и требует от НПФ адаптации к текущим условиям, выработки новой стратегии.

В каком-то смысле адаптация уже случилась. Как заявила на пенсионной конференции в Москве в первых числах Декабря генеральный директор НПФ Сберегательного банка Галина Морозова, у фондов на данный момент пара бизнес-замыслов на будущий год в зависимости от того, какие конкретно ответы будут приняты до конца 2015 года.

Само собой разумеется, рынок ожидает, что право на выбор пенсионного обеспечения продлят, а заморозки, напротив, закончатся. В случае если закон Министерства финансов о продлении права выбора успеют одобрить, то НПФ продолжат активные продажи одолжений ОПС молчунам, — прогнозирует глава совета НПФ Европейский Евгений Якушев. Он такого же мнения придерживается, что возьмёт развитие тенденция уходящего года: фонды будут деятельно бороться за тех, кто уже сделал выбор и перевел пенсионные накопления в НПФ, не вошедшие в совокупность гарантирования.

Однако фонды обкатывают правила и правила существования в новой действительности. В случае если переходы для молчунов из ПФР в НПФ не продлят, главной тенденцией рынка станет активная борьба среди наибольших НПФ, потому, что единственной возможностью для привлечения клиентской базы по ОПС станет переманивание застрахованных лиц из фонда в фонд, — отмечает вице-президент НПФ электроэнергетики Наталья Чуйкова. Это уже подтверждает практика.

Согласно данным ПФР, практически добрая половина всех заявлений на данный момент приходится на переходы из НПФ в второй НПФ. Данный процесс будет не самым несложным, потому, что, в соответствии с последним законодательным трансформациям, при досрочном переходе из фонда в фонд застрахованное лицо теряет инвестиционный доход. Другими словами некое логичное ограничение уже предусмотрено, но зависеть оно будет от информированности текущих клиентов, — подчеркивает госпожа Чуйкова.

В отыскивании новых ресурсов

Само собой разумеется, новые условия не самые комфортные для НПФ, но ресурс у отрасли еще имеется, даже в том случае, если реализуется нехороший сценарий. Во-первых, фонды уже распоряжаются накоплениями на сумму практически 1,7 трлн руб. каковые им передали 26,7 млн человек. По результатам текущей переходной кампании НПФ сохраняют надежду взять еще не меньше 6 млн человек.

По предварительной оценке заместитель министра финансов Алексея Моисеева, фонды в 2016 году возьмут 270 млрд руб. ранее замороженных накоплений.

Помимо этого, остаются юные люди, каковые лишь начинают трудовую деятельность. Им отводится пять лет, дабы определиться, вырабатывать собственные пенсионные накопления либо передать их в страховую часть. По ОПС НПФ будут ориентироваться на парней, каковые лишь вступают в трудовые отношения, — подтверждает Евгений Якушев. — на данный момент емкость этого рынка — 7-10 млн человек, и еще до 1,5 млн будет прибывать каждый год.

Но НПФ придется сильно попытаться, дабы привлечь молодежь в клиенты. Как продемонстрировало изучение ВЦИОМа, среди россиян 18-24 лет намного больше людей (32%), чем в других возрастных категориях (21%), каковые ничего не знают о том, что такое пенсионные накопления.

И не смотря на то, что НПФ полны жажды бороться за клиентов друг друга и за молодежь, их возможности скромны. Генеральный директор НПФ Будущее Николай Сидоров уверен в том, что сейчас для развития новых маркетинговых программ сдерживающую роль играются законодательные ограничения для фондов, трудящихся по ОПС.

Практически им ничего не остается, как развивать агентские сети через банковские отделения, отделения связи, улучшать работу онлайн-сервисов через индивидуальные кабинеты. В случае если будет рассмотрен последовательность законодательных поправок, фонды смогут разрабатывать и продвигать новые продукты, прежде всего кобрендинговые с страховыми компаниями и банками, — додаёт господин Сидоров. Это, думает он, уравняет НПФ с другими игроками денежного рынка по возможностям маркетинговой активности для удержания и привлечения новых имеющихся клиентов.

У НПФ остается еще потенциал для развития через программы НПО, с которых, фактически, и начинали фонды в девяностых. Но количество людей, каковые участвуют в НПО, не только не выросло, а уменьшилось, а также за счет застрахованных, которым уже выплачивается пенсия. Согласно данным ЦБ на 1 октября, количество участников НПО чуть превышает 6 млн человек, приблизительно 1,6 млн уже приобретают пенсии.

Наряду с этим участники рынка признают: надежды на то, что люди захотят добровольно копить на пенсию, не оправдываются. Так, изучение Российского социального гуманитарного университета (РСГУ) продемонстрировало: практически 50% людей уверены в том, что заботиться об их пенсии должны работодатель и государство. Забрать ответственность на себя готовы только 7% опрошенных. Но кроме того желание работодателя позаботиться о прибавке к пенсии рассматривается настороженно.

Не смотря на то, что около трети (32,4%) людей поддерживают идею развития корпоративного пенсионного обеспечения, лишь 14,6% объявили, что вступят в такую программу. Отрицательно ответили около 20% опрошенных.

Однако исполнительный директор НПФ Благосостояние Юрий Новожилов уверен, что на рынок НПО все еще перспективен, потому, что на данный момент часть компаний, каковые имеют корпоративные программы, не превышает 20%. Наряду с этим, по итогам изучения РГСУ, 64% сотрудников уверены в том, что работодатель обязан дать им такую дополнительную меру социальной помощи.

Вопрос в том, что потенциал богатых отраслей, каковые имели возможность позволить себе такие программы, исчерпан. Для корпоративных программ нужны свободные средства, а их у фирм нет и не предвидится, — поясняет советник президента НАПФ Валерий Виноградов. — Помимо этого, в 2015 году в первый раз за многие годы фиксируется снижение настоящих заработных платов. Не каждый бизнес готов к дополнительным затратам на социальное обеспечение работников, соответственно, нужны меры, стимулирующие развитие сегмента корпоративного НПО, — соглашается Юрий Новожилов и отмечает, что без помощи страны развивать НПО тяжело. Он уверен в том, что власти должны как косвенными, так и прямыми действиями мотивировать бизнес внедрять корпоративное пенсионное обеспечение (КПО), а людей — делать независимые взносы.

Обращение может идти о дополнительных денежных льготах: освобождении организаций от налога на прибыль при отчислении взносов в пользу бывших работников, возможности взять вычет из страхового взноса на сумму либо часть взносов, направляемых в КПО. Помимо этого, отрасль ожидает от страны решения вопроса об отмене НДФЛ при выплате пенсий по НПО. На пенсионной конференции в Москве Сергей Швецов объявил, что регулятор поддерживает отмену НДФЛ, но не уточнил, в то время, когда эта мысль может оформиться в закон.

Кроме этого участники рынка сохраняют надежду, что государство примет участие в софинансировании пенсий вместе с работником и работодателем. В частности, отрасль ожидает законопроекта по досрочному негосударственному пенсионному обеспечению, созданного Минтрудом. Документ предусматривает, что сотрудники фирм, попадающие в льготные категории, за которых работодатель платит в ПФР дополнительные взносы, смогут расширить размер будущей пенсии.

Они, в случае если захотят, будут платить определенный процент, а работодатель и государство — пропорционально софинансировать эти взносы.

Согласно точки зрения участников рынка, подобная программа может расширить количество участников НПО практически на 700 тыс. человек к 2018 году и на 1,7 млн человек, другими словами удвоить если сравнивать с нынешними показателями, к 2025 году. Наряду с этим выпадающие затраты бюджета в 2018 году в связи с программой в отрасли оценивают на уровне чуть более 11 млрд руб. Проект, созданный еще весной, имел возможность вступить в силу еще в июле, но пока кроме того не внесен в государственную думу.

В пресс-службе Минтруда сказали, что проект находится на согласовании в заинтересованных ведомствах. Источник, близкий к Минтруду, уточнил, что состояние проекта возможно скорее назвать замороженным. По словам собеседника Ъ, против выступает Министерство финансов (в том месте на запрос не ответили), что неизменно, но особенно в кризисные времена, жадно реагирует на словосочетание выпадающие доходы.

Мы ожидаем предстоящей консолидации отрасли

Филипп Габуния, глава департамента коллективных доверительного управления и инвестиций Банка России.

— Завершается первый год действия совокупности гарантирования пенсионных накоплений. Как, на ваш взор, прошел какие открытия и запуск для себя совершил регулятор на протяжении испытаний НПФ, вступающих в совокупность?

— В целом текущий год мы оцениваем позитивно, потому, что 95% средств уже появились в совокупности гарантирования. Это значит, что изначально отрасль пребывала не в таком запущенном состоянии, как говорили многие критики, уверяя, словно бы большинство средств уже выведена из фондов. Мы этого

не заметили. А те недочёты, каковые были распознаны при проверке фондов при вступлении в совокупность гарантирования, они в основном смогли оперативно исправить.

— У какого именно количества НПФ были обнаружены какого рода и нарушения?

— Практически у всех фондов были те либо иные нарушения. Действительно, солидная их часть была связана с операционной деятельностью: недочёты во внутреннем контроле, несоответствие внутренних требований нормативам. Но такие нарушения не имели каких-либо критических последствий и легко устранялись. Были и более сложные случаи, которые связаны с качеством активов.

Собственникам для их устранения было нужно задействовать внешние ресурсы и улучшать уровень качества портфеля.

— У какого именно количества фондов были неприятности как раз с активами?

— У достаточного количества.

— Были фонды, каковые не смогли устранить нарушения, и о них было известно еще весной, но лицензию у них отозвали лишь в августе. В итоге ЦБ был должен заплатить за них 39 млрд руб. Из-за чего так продолжительно не отзывали лицензию у фондов, аффилированных с банкиром Анатолием Мотылевым?

— Аннулирование лицензии — крайняя мера, больной, а также для клиентов фондов, потому, что они в этом случае смогут утратить инвестиционный доход. Исходя из этого мы до последнего трудились с хозяином, дабы попытаться улучшить уровень качества портфеля и максимально уменьшить негативные последствия для клиентов. Но в какой-то момент возможности хозяина по улучшению портфеля были исчерпаны, исходя из этого нам было нужно пойти на использование крайней меры.

Учитывая, что такие меры очень болезненны для клиентов НПФ и для рынка в целом, были внесены правки в законодательство, разрешающие действенно проводить постлицензионные процедуры. До этого закон предусматривал, что фонд с отменённой лицензией обязан сам реализовать все активы, а после этого передать в ПФР уже финансовый эквивалент. Такая стремительная распродажа активов есть очень неэффективной и ведет к громадным утратам.

Летом этого года получила юридическую силу вторая процедура, по ней реализация активов идет через Агентство по страхованию вкладов. И это позволяет взять за активы больше средств.

Помимо этого, при прошлой схеме, до внесения трансформаций в законодательство, имела возможность появиться такая обстановка: хозяин, хотя вывести актив, выставляет его на торги, актив стоит, скажем, 5 руб. но находится организация, которая выкупает его за 1 руб. а отличие наряду с этим обязан оплатить ЦБ. Нам казалось, что это неправильно.

— А нет ли жажды у ЦБ возвратиться к вопросу о возможности санации НПФ, в особенности учитывая, что в совокупность гарантирования очевидно не попадет пара десятков фондов?

— Весной нам довольно часто задавали вопрос о санации и предлагали: давайте всех поголовно санировать. Но вопрос подвис, потому, что санация НПФ лишена экономической целесообразности, поскольку солидную часть заработанного они отдают своим клиентам. В отличие от банка, что может опережающими обязательства темпами получать и гасить кредит от страны, в отношении НПФ экономики не появляется.

Но, непременно, серьёзны само доверие к совокупности и по возможности сохранение действующих университетов. Сейчас мы находимся в стадии проработки концепции, в каких случаях целесообразно использовать для НПФ механизм санации.

— Рынок ожидает некоторых законов. К примеру, закон о вознаграждениях. В то время, когда он будет внесен и будет ли поменян если сравнивать с июльским вариантом?

— Проект закона находится в правительстве и будет внесен в государственную думу в следующую сессию. Если сравнивать с июльским вариантом в него будут внесены небольшие технические правки, и часть, которая связана с серьезностью собственников НПФ за результаты инвестирования. Сложный момент содержится в том, что в случае если, к примеру, в банках ясно, как формируется доходность, то в доверительном управлении осознать, из-за чего появился убыток либо взят некоторый доход, не так легко.

Но во всемирной практике существует механизм ответственности, что предусматривает, что при происхождении сомнений в добросовестном управлении средствами смогут использоваться разного рода санкции. Отечественное предложение пребывает в следующем: в случае если будут доказаны злоупотребления правом доверительного управляющего, то хозяин обязан компенсировать убыток из собственного кармана.

— Тут очевидно вероятно лишь мотивированное суждение?

— Да, лишь оно, конечно. Исходя из этого мы желаем прописать более открытую процедуру, дабы ЦБ со своей стороны также ответственно пользовался этим инструментом. Дабы было прозрачно и разумеется, как и из-за чего Национальный банк просчитал происхождение ущерба.

— И как это возможно прописать?

— Допустим, что в какой-то конкретный момент имеется возможность приобрести облигации высокорейтингового эмитента, что предлагает 13% годовых, а управляющая компания получает вызывающую большие сомнения бумагу и под 2% годовых. Риск тут очевидно не соответствует доходности, и возможно четко просчитать, сколько недополучит клиент. Исходя из этого возможно совсем совершенно верно потребовать компенсации. Другое дело, смогут быть пограничные случаи, в то время, когда все не так разумеется.

Они, само собой разумеется, будут приводить к большой дискуссии, исходя из этого в правоприменении мы будем исходить из добросовестности управляющих и пресекать, скорее, очевидные вещи. По большому счету, мы сохраняем надежду, что таковой подход сработает по принципу дамоклова меча. Участники рынка будут знать о том, что такое наказание быть может, и не будут злоупотреблять.

— В следующем году ЦБ еще собирается начать переход от нормативного надзора к риск-ориентированному. Как будет проходить переход?

— Вправду, к 1 июля 2016 года мы планируем серьёзное новшество: требование к риск-менеджменту, которое в корне меняет существующий подход к надзору. на данный момент Национальный банк сам определяет активы, каковые НПФ смогут брать. Это ограничивает возможность фондов принимать на себя риски и получать. Наряду с этим довольно часто мы ограничиваем вложения в активы, каковые в действительности необходимо разглядывать поштучно.

Они смогут быть хорошими, но формально не вписываться в установленные нормативы, и исходя из этого мы их ограничиваем. Это неверный подход. Пруденциальное регулирование, к которому мы планируем перейти, именно будет содействовать тому, что НПФ начнут сами оценивать риски от вложения в активы при разных условиях.

Условия, а также экономического уровня — инфляция, главная ставка и т. д, — будут задаваться ЦБ, а дальше фонды будут сами моделировать ситуации.

— Это те самые стресс-тесты, каковые на данный момент необходимы для банков и будут необходимы и для НПФ?

— Да, как раз. НПФ будут обосновывать регулятору, что они все сделали верно, а он может с этим не соглашаться.

— Не мало ли времени отводите для введения риск-менеджмента?

— Мало, но мы исходим из того, что на данный момент у нас сильно зажаты инвестиционные объявления. Портфель, что имеется на данный момент у НПФ, вероятнее, обязан выдержать стресс-тест. В то время, когда фонды, внедряя риск-менеджмент, докажут собственные компетенции в данной области, мы сможем начать делать послабления по разрешенным активам. Согласен, что совокупность риск-менеджмента внедрять сложно и дорого.

Но, кстати, среди них и по данной причине мы ожидаем предстоящей консолидации отрасли, а кое-какие фонды смогут позаимствовать кадры и опыт у банков, в группы которых они входят.

— И уже к июлю 2016 года вы станете потребовать внедрения совокупности риск-менеджмента?

— К 1 июля 2016 года, как мы рассчитываем, вступит в силу нормативный акт. Но его реализация разбита на пара этапов. Лишь в 2017 году мы планируем сделать наличие стресс-теста необходимым для всех фондов.

Что касается надзорных действий, касающихся качества стресс-тестов, то с ними мы будем определяться по ходу.

Правила игры

Анатолий Гавриленко, глава группы Алор.

Пристально смотрел за последними высказываниями отечественных фаворитов довольно предстоящего развития пенсионной реформы. И осознал одно — от всех ранее данных обещаний на эту тему отказываться никто не планирует, но разные, как сейчас дипломатично именуют, геополитические события накладывают дополнительные обременения и на данный сектор отечественного денежного рынка.

Возможно какое количество угодно радоваться либо возмущаться очередным замораживаниям накопительной части в 2016 году, но при внимательном рассмотрении бюджета делается в полной мере разумеется, что эта мера для страны вынужденная. Порадовал собственной категоричностью Дмитрий Анатольевич Медведев, что в последнем интервью каналам назвал данный маневр полностью честным, высказав уверенность, что наши соотечественики от него совсем не пострадают. не меньше категорично отечественный премьер говорит и о стабильности ранее принятых на эту тему ответов. Мы решили не отказываться от накопительной части пенсии и от существующей совокупности пенсионирования, по причине того, что пенсионная совокупность в целом должна быть стабильна.

И с уверенностью сказал, что мы дали обещание в начале нулевых годов, что будут два элемента, — мы должны их сохранить. В этом смысле никакого пересмотра не случилось. Вот как тут не поверить в желаемое!

Твердо знаю, что нет ничего более постоянного, чем временное. Но как же хочется в этом совершить ошибку!

А вот длительность трудового стажа для национальных служащих сейчас увеличится до возраста 65 лет. Действительно, сделают это неспешно. Наряду с этим те пенсионеры, кто не трудятся, будут иметь право на пенсию и на ее индексацию.

А трудящимся пенсионерам повезло меньше. Их пенсия индексироваться не будет. Весьма надеюсь, что общее состояние организма, разрешающее отечественным пенсионерам трудиться , послужит им некоторым утешением. Но на этом неприятности пенсионного рынка не заканчиваются. К примеру, уже угасшая надежда негосударственных пенсионных фондов (НПФ) на отмену запрета на переход молчунов из Пенсионного фонда России с 2016 года.

1 января следующего года угрожает превратиться в необычный отмененный Юрьев сутки для миллионов россиян.

Иначе, нельзя не согласиться с тем, что действия регулятора повышают надёжность и прозрачность рынка НПФ. И, очевидно, сердечная новогодняя признательность национальному Агентству страхования вкладов, которое делает вложения клиентов НПФ сейчас фактически безрисковыми. Непросто нам далось попадание и акционирование в совокупность страхования. Но оно того стоило.

Но, пока кроме того эта совокупность не особенно оказала влияние на поведение застрахованных, в частности при выборе пенсионного фонда.

Из опыта последних встреч с десятками наших соотечествеников, доверивших собственный пенсионное будущее НПФ, делается ясно, что до тех пор пока доверителей больше всего интересует процент годового дохода, взятого тем либо иным НПФ. И они готовы за один лишний процент перейти в второй НПФ, не очень думая, что наряду с этим теряют. И вдобавок наши соотечественики не очень сильно доверяют финансистам и национальной пенсионной совокупности в целом.

Они не видят до тех пор пока громадной отличия между НПФ и ПФР. Для многих это значительно чаще одинаково непонятные сокращения. Но не могу не отметить и второе: неспешно среди участников НПФ делается все больше мыслящих и участников, желающих не только осознать, куда идут их деньги, какую пользу это приносит людям, но и принимать участие в контроле за инвестированием.

Они с интересом расспрашивают о выстроенных объектах и о возможности вложения пенсионных накоплений на их малой отчизне.

Источник: www.npfe.ru

Реакция СМИ на митинги 26 марта

Увлекательные записи:

Подборка статей, которая Вас должна заинтересовать:

Comments are closed.